Главная Контакты В избранное
  • «    Июнь 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
     

    Не забудьте подписаться на нас!

    Введите ваш email адрес:






  •  (голосов: 2)

    Существовало ли золото Чёрного принца?

     Опубликовано: 13-01-2010, 19:24  Комментариев: (0)
    Существовало ли золото Чёрного принца?Тема поисков кладов всегда была крайне притягательной для человечества. Даже самый закоренелый скептик невольно оживляется, услышав, что где-то обнаружены следы легендарных сокровищ. По оценкам зарубежных специалистов, восемь процентов крупных кладов мира сконцентрировано в Черном море. Одна из самых загадочных историй, погребенных в его водах, – тайна гибели «Черного принца», большого современного корабля с паровым двигателем и металлическим корпусом. Любопытно, что фрегат назывался просто «Принц», а определение «черный» он получил позднее с легкой руки журналистов.

    8 ноября 1854 года этот пароход, принадлежавший эскадре союзных войск, осадивших Севастополь, бросил якорь на внешнем рейде Балаклавы. Корабль доставил груз зимней одежды. Однако по городу сразу же поползли слухи о том, что его трюмы набиты золотом, предназначенным для уплаты жалованья армии. После прибытия корабля погода резко испортилась, в течение последующих пяти дней море штормило и дули сильные ветры. 14 ноября дежурный офицер, заступивший на вахту, сверил показания приборов и не поверил собственным глазам: надвигалась буря, на фоне которой предшествующие дни могли показаться мертвым штилем. Часть судов попыталась выйти в открытое море и там переждать ураган. Но было поздно. На город и море средь бела дня опустились сумерки. Начался мощный ливень, к нему присоединился град величиной с голубиное яйцо. Ветер достиг силы урагана. Суда сорвало с якорей и стало сносить на скалы. Волны подбрасывали их на 20-метровую высоту и разбивали о каменные уступы. Скалы тоже уступали натиску стихии: в море летели глыбы в сотни тонн весом. Меньше чем за час из 27 кораблей королевского флота 21 судно отправилось на дно. Всего, по современным оценкам, в ту страшную ночь в бухте затонуло 34 корабля. Им явно не повезло: радиус бури не превышал 90 миль, и при этом она обладала всеми чертами мощнейшего тропического урагана. Местные жители недаром называли эту ночь светопреставлением… Пятым по счету затонул «Принц».

    Газеты всего мира сразу же ухватились за двойную сенсацию – самое крупное в истории кораблекрушение и самую грандиозную потерю золота. Но удивительное дело: с каждым новым сообщением сумма затонувших сокровищ увеличивалась. Своеобразный рекорд поставил журнал «Природа и люди», утверждавший, что воды Черного моря поглотили золота на 10 миллионов рублей. И вот что интересно: чем больше писалось о «Черном принце», тем менее ясно становилось, где же затонул пароход, при каких обстоятельствах это произошло, как называлось судно… В разные годы сокровища «Принца» безуспешно пытались отыскать лучшие водолазы Италии, Франции, Америки, Германии, Японии.

    Советское правительство долгие годы отказывало многочисленным зарубежным консорциумам, предлагавшим допустить их к поискам судна. В 1920-х годах этим занималась государственная водолазная компания ЭПРОН – экспедиция подводных работ особого назначения, чья история началась осенью 1923 года. Тогда к Дзержинскому явилась группа инженеров во главе с В. С. Языковым с просьбой помочь организовать поиск золота «Черного принца». Исследователь собрал богатый, убедительный даже с сегодняшней точки зрения материал, и был уверен: золото на фрегате есть. Поднять же его ранее технически было невозможно. Реализация этого проекта стала осуществимой только после изобретения глубоководной камеры. Руководил работами чекист Л. Н. Захаров, собравший группу из высококвалифицированных специалистов. Поиск «Черного принца» предполагалось вести с помощью глубоководного аппарата. Его сборку контролировал лично Г. Ягода. Аппарат изготовили на московском заводе за три месяца. В ходе предварительной подготовки была произведена аэрофотосъемка Балаклавской бухты, опрошены местные жители, послан запрос в Британское адмиралтейство.

    Безуспешные поиски британского фрегата продолжались более года. В октябре 1924 года к востоку от входа в бухту один из водолазов нашел на дне ржавый корабельный паровой котел. В дальнейшем были найдены детали судна, разбросанные по морскому дну. Сам пароход раздавило прибрежными скалами, подмытыми прибоем, и он оказался погребенным под многотонными глыбами. В начале сентября один из водолазов нашел золотой английский соверен чеканки 1821 года. За последующие два месяца были подняты еще четыре монеты. Захаров поставил под сомнение сам факт наличия золота на «Черном принце», и в декабре 1924 года работы по поиску и подъему судна были прекращены. Тогда большевики все же решили прибегнуть к помощи иностранных компаний.

    Известные писатели и публицисты не могли остаться в стороне от этой загадочной истории. Среди опубликованных работ особенно выделяются большой рассказ-исследование «Черный принц» М. Зощенко, книга В. Самсонова с тем же названием и повесть А. Куприна «Листригоны». Повесть описывала работу итальянской экспедиции под руководством Рестуччи. Для подъема груза итальянцы решили использовать жесткий скафандр. После долгих поисков им удалось обнаружить место гибели кораблей, где среди обломков якобы был найден кусок деревянной кормы с медными позеленевшими буквами – «…ck Pr…» («Black Prince»), то есть «Черный принц». Но экспедиция не смогла пробиться к золоту, поскольку оно оказалось занесено толстым слоем ила.

    В 1927 году в Балаклаву прибыла японская подводная экспедиция. Золота она тоже не нашла, хотя глава фирмы был уверен, что найденные останки парохода принадлежат «Принцу». Он аргументировал свое мнение тем, что из всех затонувших кораблей он единственный был металлическим. На месте гибели судна было обнаружено и поднято 20 тонн металлоконструкций. Однако главная часть кузова весила приблизительно 1800 тонн. Дно в этом месте твердое, и пароход зарыться в ил не мог. В таком случае, куда исчезла большая часть корпуса? Причем золото и прочие ценности как раз и должны были находиться в этой средней части судна! Может, ценности подняли сами англичане? Отчеты японской экспедиции побудили взяться за перо Михаила Зощенко, бывшего следователя уголовного розыска. Он написал своеобразное «следствие по делу о «Черном принце»». Писатель поставил в рассказе два вопроса: был ли найденный пароход действительно «Черным принцем» и было ли на нем золото? Зощенко-следователь легко опроверг информацию, предоставленную А. Куприным. Он указал на то обстоятельство, что буквы «…ck Pr…» на обломке кормы не могли быть обнаружены итальянцами уже в силу того, что корабль назывался на самом деле просто «Принц», без эпитета «черный». Откуда же оно могло взяться на обломках? Кроме того, искомое судно было не деревянным, а металлическим. Корабль итальянцы явно не нашли, а рассказ о куске кормы выдумали от начала до конца. Кроме того, переработав материалы архивов, сообщения прессы и морских ведомств нескольких государств, писатель доказал, что во время шторма под Балаклавой погибло минимум пять металлических кораблей. Так что руководителям японской экспедиции не стоило утверждать, будто затонувшие останки принадлежат именно «Принцу». Да и как могли англичане поднять золото и почти весь корпус корабля? Ведь в то время не существовало необходимой для этого техники! Зощенко выдвинул предположение, что найденный пароход был транспортом «Резолютт». Правда, и в этом случае оставался открытым вопрос о том, куда же делись орудия и средняя часть кузова. Подводя итог, писатель указывал: 35 процентов сведений все же говорят о том, что найденное судно могло быть «Черным принцем», 50 процентов – о том, что это был «Резолютт», и 15 – что это было какое-нибудь иное из пяти металлических судов, затонувших в ту ночь.

    Писатель попытался установить, сколько же золота было в трюме корабля, и пришел к парадоксальному выводу: его вообще не было… Зощенко приводит выдержки из двух отчетов английского парламента. В 1854 году было подтверждено известие о потере «Принца», но в перечисляемых издержках золото не упомянуто. Кроме того, обнаружились показания некоего Д. В. Смита за 1855 год: «Я должен был установить, что накладная на 60 000 соверенов пришла для комиссариата с этим судном. И хотя я не имел специального приказания… тем не менее, я взял на себя ответственность выгрузить их утром в воскресенье в Константинополе и, таким образом, спас их…».

    Писатель проанализировал и действия начальника порта в отношении данного судна. Известно, что 10 ноября пароход потерял якорь и находился во время шторма в явно рискованном положении. Тем не менее начальник порта не пожелал принять «Принца» в гавань. Могло ли так поступить официальное лицо, если на корабле было золото? К тому же о загадочном грузе писалось в годы, предшествующие попыткам поиска судна. Более ранняя печать о нем не упоминает. Небезынтересен, и тот факт, что почти все страны предпринимали попытки отыскать затонувшее сокровище. Исключение составили именно англичане, не проявившие никакого интереса к грузу, лежащему на дне моря.

    Однако чем объяснить суету английского адмиралтейства и парламента после гибели корабля? Почему комендант порта счел нужным доложить только о гибели «Принца»? Чтобы попытаться найти ответ на эти вопросы, обратимся к истории. Осенью 1854 года возникла угроза захвата Севастопольской бухты англо-французским флотом. В этом случае положение Севастополя, осажденного с суши, стало бы катастрофическим. Поэтому русское командование приняло решение затопить поперек фарватера в бухте 13 устаревших парусных кораблей.

    В первой части «Описания обороны города Севастополя» (1863 г.) упоминается интересный факт: «Принц» вошел в бухту, имея на борту «большое количество инженерных запасов», в том числе снаряды. А в «Морском сборнике» за 1855 год содержится сообщение о том, что вместе с «Принцем» погиб новейший водолазный аппарат. Англичане понимали, что заграждение фарватера бухты ставит под угрозу исход кампании. Однако уничтожить преграду при помощи известной в те времена военной техники они не могли. Поэтому, видимо, и появляется вблизи Севастополя судно с «инженерным грузом», которое во время шторма идет ко дну. То, что лишь о его гибели начальник порта сообщает командующему флотом, только его потеря в течение двух лет беспокоит парламент, подтверждает наличие на борту корабля какого-то нового по тем временам оружия. Возможно, это были примитивные торпеды либо миниатюрная подлодка с приспособлением для установки мощных мин.

    Но разговоры о золоте не прекращаются. Исследователи не желают примириться с тем, что клада в действительности не существовало. Было выдвинуто несколько версий того, куда же могло деться сокровище. Авторами одной из них были участники японской экспедиции, указавшие на отсутствие средней части судна и следы искусственных повреждений на уцелевших частях корпуса. Они предположили, что груз подняли англичане в конце Крымской войны. По другой версии, судно, обследованное эпроновцами и японцами, не являлось «Черным принцем», а настоящий корабль с сокровищами еще предстоит отыскать. Сторонники третьей версии заявляют, что никаких ценностей на «Принце» попросту не было. Многие исследователи в области истории СССР придерживаются мнения, что в 1924 году сотрудники ЭПРОНа все-таки нашли золото. Информацию же об успешном завершении работ чекисты, следуя традициям своего ведомства, засекретили. А японцев советское правительство просто водило за нос…

    Лишь в начале 60-х годов XX века англичане официально подтвердили, что ценностей на утонувшем «Принце» не было. Казалось бы, в деле о «золотом» пароходе можно поставить точку. Не пришло ли время человечеству расстаться с очередной тайной? Коварный мыс Айя (Святой) находится менее чем в 10 километрах от Балаклавской бухты. Так вот, местные жители до сих пор уверены, что легендарный корабль затонул именно здесь. А в доказательство того, что на его борту был груз золота, они показывают английские монеты 1854 года новейшей чеканки, которые могли быть только на «Принце». Что можно возразить? Аквалангисты-кладоискатели ежегодно прибывают сюда, надеясь на то, что очередной сезон станет для них счастливым. Ведь по законам большинства стран мира половина клада принадлежит тому, кто его обнаружил. Так что списывать в архив дело затонувших сокровищ пока не стоит…





    Понравилась статья?
    Не жадничай – поделись ею со своими знакомыми и друзьями!

    html-cсылка:

    BB-cсылка:

    Прямая ссылка:

    Этот материал также можно обсудить и на форуме

    Информация

    Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии к данной статье. Для того чтобы оставить коментарий войдите на сайт как зарегестрированный пользователь, или зарегестрируйтесь.