Главная Контакты В избранное
  • «    Июль 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30
    31
     

    Не забудьте подписаться на нас!

    Введите ваш email адрес:






  •  (голосов: 1)

    Ожерелье королевы из сплава любви и политики

     Опубликовано: 4-05-2010, 17:13  Комментариев: (0)
    Ожерелье королевы из сплава любви и политикиДля того чтобы понять действия участников этой истории, придется обратиться к сфере, казалось бы, далекой от любовной лирики, – политической карте того времени. Людовику XIII достался в наследство курс, заданный его матерью – Марией Медичи. Она предпочла ориентироваться на Испанию, мощь которой постоянно росла. Первоначально в испанской партии состоял и будущий кардинал Ришелье. Однако впоследствии, обнаружив, что Франция лишилась практически всех традиционных союзников и близка к потере независимости, он начал создавать антигабсбургскую коалицию (династия Габсбургов правила в двух крупнейших державах того времени: Австрии и Испании). Внутренние проблемы Франции не уступали по значимости внешним. Аристократия поднимала голову, требуя все новых и новых вольностей. В стране существовали фактически обособленные государства, где власть находилась в руках гугенотов. В любой момент мог вспыхнуть очередной мятеж. Был и еще один очаг напряжения, находившийся в непосредственной близости к трону: королева-мать и Ришелье оспаривали друг у друга право влияния на короля. Борьба велась с переменным успехом, поскольку Людовик XIII с одинаковым недоверием относился к обеим враждующим сторонам.

    После заключения брака между Людовиком XIII и Анной Австрийской (дочерью испанского короля) к борьбе подключился еще один участник. Положение молодой королевы было довольно неоднозначным, ее испанское происхождение делало ее в глазах Ришелье потенциальной шпионкой. Зато Мария Медичи с удовольствием приняла Анну в испанскую партию. Они вместе стремились освободить короля от влияния Ришелье, склонить его на свою сторону. Но сделать это было затруднительно: к своей жене Людовик не питал ни страсти, ни уважения. Отношения королевской четы, были весьма прохладными, муж довольно редко посещал покои своей супруги. Естественно, при дворе нашлось бы сколько угодно желающих осчастливить королеву, однако она была очень набожна и довольно долго избегала всяких двусмысленных предложений.

    Кардинал Ришелье действительно был влюблен в королеву. Но она не являлась для него единственной. Арман Жан дю Плесси. пользовался успехом у женщин, поскольку был обходительным, умным, щедрым и чрезвычайно интересным поклонником (мадам де Шольн, например, он подарил в знак признательности аббатство с рентой в двадцать пять тысяч ливров неподалеку от Амьена). Впрочем, некоторые женщины оставались недовольны вознаграждением и распускали слухи о фантастической скупости бывшего кавалера. Кардинальский сан лишь добавлял пикантности в ситуацию. Недаром одна из его любовниц, известная куртизанка Марион Делорм, говорила, что такая любовная связь, без сомнения, обеспечит ей полное отпущение грехов. Можно было бы подумать, что в Анне Австрийской кардинала привлекал именно королевский сан. Но Ришелье уже был любовником королевы – Марии Медичи, матери Людовика XIII. Так что в Анне, скорее всего, он видел красивую и недоступную женщину. Она только смеялась над кардиналом. Известен случай, когда вместе со своей статс-дамой герцогиней де Шеврез королева устроила себе весьма пикантное развлечение. Герцогиня обнадежила Ришелье, уверив его, что только неординарный и яркий поступок способен склонить в его сторону сердце королевы. Вот если бы он пришел в костюме шута и станцевал сарабанду… Ришелье согласился. Он действительно явился в покои королевы в шутовском костюме и исполнил сарабанду (надо сказать, кардинал был превосходным танцором). Но желанного вознаграждения так и не получил. Это заставило его пристально следить за каждым шагом королевы. И однажды ему представился отличный повод.

    В 1625 году во время пышных торжеств по случаю бракосочетания английского короля Карла I и сестры Людовика XIII принцессы Генриетты произошла роковая встреча Анны Австрийской и герцога Бэкингема. После празднества в Париже Генриетта отправилась в путь. До морского порта ее сопровождала французская королевская чета и герцог Бэкингем. В пути ловкая герцогиня де Шеврез сумела устроить для Анны свидание. Бэкингем, к тому времени один из самых блестящих дворян, некоронованный король Англии, считался еще и великолепным любовником. Вероятно, он сумел достойно проявить себя во время свидания, если королева окончательно потеряла голову и подарила ему бриллиантовые подвески. Опасность такого подарка заключалась в том, что украшение могло быть легко опознано, ведь подобные знаки благосклонности дарили не для того, чтобы они хранились под замком. Бэкингем испытывал почти те же чувства, что и королева. Он вознамерился использовать все свое влияние при английском дворе, чтобы как можно чаще видеться с возлюбленной. А кардинал, чувствуя себя уязвленным, отомстил Анне Австрийской. Но совсем не так, как это описано в романе Дюма. Он написал пьесу, в которой Бэкингем был представлен в целом ряде нелепых и комических положений и постоянно оказывался побежденным во всех начинаниях. И заставил королеву посмотреть этот спектакль. А историю с подвесками приберег для политической игры.

    Дело в том, что Бэкингем, для которого политические и личные дела часто означали одно и то же (предпочтение отдавалось личным), был способен на интриги такого же высокого класса, что и сам Ришелье. Именно это качество (а вовсе не приятная наружность и угодливость) стало причиной его головокружительной карьеры при английском дворе. Его страсть к французской королеве спутала первому министру все карты. К счастью, успех Бэкингема у женщин имел и обратную сторону: многие из них затаили обиду. Ришелье удалось заручиться поддержкой бывшей любовницы герцога, леди Клэрик. После того как Анна вернулась в Париж, а Бэкингем – в Англию, Ришелье обратился к леди Клэрик с просьбой похитить две подвески и передать их в его распоряжение. Пока это исполнялось, кардинал готовил почву во Франции. Он старательно раздувал в обманутом короле чувство ревности. Для чего был нужен этот скандал? Только для мести? Едва ли. Из переписки Ришелье с леди Клэрик становится очевидным, что кардинал в случае успеха убивал сразу двух зайцев. Во-первых, герцог Бэкингем оказывался окончательно дискредитирован в глазах Людовика XIII, да и при других королевских дворах едва ли посмотрели бы благосклонно на человека, ставшего причиной международного скандала. Во-вторых, королеву удалось бы уличить в супружеской измене. Это навсегда отвратило бы от нее короля. Даже если бы он не счел адюльтер достаточным основанием для развода, Анну Австрийскую можно было бы полностью контролировать: проверять ее письма, удалить всех ее сообщников, через которых она вела переписку (кстати, не только с Бэкингемом, но и с испанским королевским двором, что больше всего беспокоило Ришелье).

    Интрига не удалась. Камердинер Бэкингема, человек наблюдательный, обнаружил пропажу двух подвесок сразу же после бала. И герцог смог не только изготовить недостающие украшения, но и благополучно передать их королеве. Поэтому, когда Ришелье и король с торжествующим видом вошли к королеве с неопровержимыми уликами, она хладнокровно послала фрейлину за ларцом с драгоценностями и предъявила им аксельбант в целости и сохранности. Ришелье умел принимать удары. И все-таки смог использовать любовь Анны и Бэкингема.

    Когда Бэкингем, изнывая от разлуки с возлюбленной, уговорил английскую королеву съездить во Францию – повидаться с матерью, он прекрасно знал, что король Карл непременно включит его в число сопровождающих. Однако Людовик XIII пришел в ярость от одного упоминания имени соперника и запретил сестре брать с собой Бэкингема. В результате этого отношения между Англией и Францией резко ухудшились. Назревала война. В этот момент Ришелье еще раз воспользовался услугами леди Клэрик, нашедшей исполнителя для убийства бывшего любовника. Бэкингем был убит, война предотвращена. Королева никогда не простила кардинала Ришелье. Она стала гораздо больше времени уделять придворным интригам, участвовала практически во всех заговорах против Ришелье вместе с Марией Медичи. По некоторым сведениям, дважды состояла в числе заговорщиков, целью которых было убийство ненавистного первого министра. А Ришелье продолжал свою политику, на 150 лет определившую развитие Франции. Умирая, на традиционное обращение исповедника «Простите врагам своим!» кардинал ответил: «У меня не было других врагов, кроме врагов Франции». Король Людовик XIII умер в мае 1643 года. Анна, оставшись регентшей, при своем сыне, сблизилась с преемником Ришелье – кардиналом Мазарини, бледной тенью своего великого предшественника. Затем настал и ее черед. Все участники драмы сошли со сцены.

    Эта история кажется плодом фантазии романиста, настолько четко здесь распределились роли и интересы. Ришелье двигало стремление к благу Франции, и для достижения своей цели он готов был пожертвовать и своими, и чужими чувствами. Герцог Бэкингем – полная ему противоположность: он приносил политические интересы в жертву любви. А королева оказалась в роли жертвы и любви, и политики…





    Понравилась статья?
    Не жадничай – поделись ею со своими знакомыми и друзьями!

    html-cсылка:

    BB-cсылка:

    Прямая ссылка:

    Этот материал также можно обсудить и на форуме

    Информация

    Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии к данной статье. Для того чтобы оставить коментарий войдите на сайт как зарегестрированный пользователь, или зарегестрируйтесь.