Главная Контакты В избранное
  • «    Апрель 2017    »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
     
    1
    2
    3
    4
    5
    6
    7
    8
    9
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
    30

    Не забудьте подписаться на нас!

    Введите ваш email адрес:






  •  (голосов: 1)

    Убийство или мастерство писателя?

     Опубликовано: 13-01-2010, 16:10  Комментариев: (0)
    Летом 1841 г. в реке Гудзон около Вихаукена, штат Нью-Джерси, было обнаружено тело 21-летней продавщицы табачной лавки Мэри Сесилии Роджерс. Улики, обнаруженные в лесистой местности около реки – комбинация, шаль, зонтик от солнца и носовой платок с инициалами «М. Р.», как и примятая, словно после яростной борьбы, трава на поляне, где они были найдены, свидетельствовали, что девушка была убита именно здесь, а уже затем её тело сброшено в реку.

    Красивая девушка была хорошо знакома многим писателям и актерам, нередко заглядывавшим в табачную лавку Джона Андерсона на Либерти-стрит пофлиртовать с ней, поэтому её таинственная смерть тут же стала главной газетной новостью Нью-Йорка.

    В газетах ежедневно публиковались отчёты полиции, выдвигались различные версии убийства, строилось множество догадок относительно личности совершившего его преступника. Подозрение пало, прежде всего, на Андерсона, работодателя Мэри, который не смог предоставить убедительного алиби на день её исчезновения, Но вскоре он был отпущен, и все взоры обратились на жениха Мэри Дэвида Пейна, проживавшего в пансионе её матери в Хобокене. Молодой человек признал, что видел Мэри утром в день исчезновения, но заявил, что к происшествию не имеет никакого отношения. Вскоре после этого Дэвид Пейн покончил с собой на той же поляне у реки, выпив избыточную дозу лауданума – настойки опия. «Это произошло здесь, – написал Пейн в предсмертной записке. – Да простит меня Господь за мою растраченную впустую жизнь!» Но покаянные слова молодого человека вовсе не означали, что именно он убил Мари – как утверждала полиция, у него было стопроцентное алиби. А причиной самоубийства послужило не чувство вины, а нервный срыв – Пейн не выдержал обрушившейся на него трагедии и газетной травли.

    Преступление оставалось нераскрытым, и следствие продолжалось.

    Среди читателей газетных хроник был 32-летний Эдгар Аллан По, выпустивший до этого шесть сборников коротких рассказов и стихов. Они дали ему некоторую известность, но не богатство, на которое он надеялся. Имея 800 долларов годового дохода, будучи литературным редактором журнала в Филадельфии, и больную туберкулёзом молодую жену на руках, он как раз обдумывал сюжет детективного рассказа, и в качестве происшествия, которое должен был расследовать вымышленный им инспектор Дюпен, выбрал историю Мэри Роджерс. На ней и была построена фабула рассказа «Тайна Мари Роже», но в рассказе Мэри получила имя Мари Роже, Нью-Йорк превратился в Париж, а Гудзон – в Сену.

    «Под предлогом описания того, как Дюпен разгадывает тайну убийства Мари, я фактически чрезвычайно скрупулёзно исследую реальную трагедию в Нью-Йорке, – писал По своему приятелю 4 июня 1842 г. – Не упуская никаких деталей, я последовательно анализирую мнения и доводы наших газетчиков по этому делу и показываю (я надеюсь, убедительно), что к раскрытию этого преступления никто ещё и близко не подходил. Газеты пошли по совершенно ложному следу. На самом деле, я полагаю, что не только продемонстрировал ошибочность версии гибели девушки от рук банды, но и выявил убийцу».

    Рассказ По «Тайна Мари Роже» был опубликован в трёх номерах журнала для женщин с ноября 1842-го по февраль 1843 г. С безукоризненной логикой инспектор (то есть По) доказывал, что убийцей мог быть лишь «смуглолицый человек», морской офицер, последний, с кем видели Мари, с ним она куда-то исчезала на несколько педель тремя годами ранее. Но, к сожалению читателей и к радости редакции, на этом, так и не назвав имя преступника, По завершил повествование. Казалось, всё понятно – обычный литературный приём, из тех, к которым писатель и прежде прибегал в своих детективных рассказах.

    Дано по этому поводу разъяснение и редакцией журнала: «По причинам, которые мы не будем упоминать, но которые многим читателям покажутся очевидными, мы позволили себе опустить из текста переданной нам рукописи подробности, касающиеся продолжения распутывания явно слабого следа, на который напал Дюпен».

    Но это уже не меняло дела. Мастерски изложенный рассказ наводил на новую версию: подозреваемый – Эдгар Аллан По. Появились предположения, что писатель, не желая до конца раскрывать тайну своего следствия, опасался возмездия, потому что сам и есть убийца.

    Но был ли он способен на такое преступление?

    Обратимся к личности писателя. В этот период своей жизни По стремился вырваться из тягостного состояния бедности и достичь литературного признания. Он безуспешно боролся с хроническим алкоголизмом и, возможно, наркоманией. Несмотря на молодость, на друзей и родных По производил впечатление уставшего, физически больного человека, и состояние, в котором находился, отражалось в эгоцентричных героях его детективов и мистических историй. Смерть, как он описывал её в своих произведениях, необычайно привлекала читателей. Мог ли он в припадке безумия позволить одержать над собой верх тёмным наклонностям, которыми с избытком наделял своих беспринципных персонажей? А что касается прообраза героини, то По был частым гостем Нью-Йорка и вполне мог познакомиться с Мэри в табачной лавке, и, несомненно, она могла стать его любовницей.

    Психологи, исследующие область поведенческих моделей, доказали, что преступники, не осознавая своего желания быть наказанными, зачастую оставляют следы, приводящие к их задержанию. Может быть, именно так поступил и По, явно намекая в своём рассказе на то, что он знает убийцу Мари Роже, и что убийца – он сам? Писатель был смуглым, со спускавшейся на высокий лоб густой тёмной шевелюрой, был молод и небезразличен к фривольным девицам.

    Но это, как говорится, ничего не доказывает. Можно до бесконечности строить догадки относительно причастности Эдгара По к реальному преступлению, мастерски отображённому на бумаге. Неопровержимых доказательств, связывающих его с убийством Мари Роже, нет, хотя писательский талант едва не привёл его на скамью подсудимых.

    Лишь спустя много лет, исследователи творчества писателя смогли-таки доказать, что рассказ был «подогнан» под это реальное происшествие. «Смуглолицым» оказался подпольный акушер, весьма возможно тот, к которому морской офицер возил Мэри в 1838 г. делать аборт. Летом 1841 г. молодая женщина умерла, вероятно, в результате второго аборта. Когда двумя годами позже По перерабатывал рассказ для публикации в книге, он внёс пятнадцать незначительных поправок, чтобы увязать смерть Мэри с последствиями неумелого аборта: «Ничто не было упущено в «Мари Роже» за исключением того, что опустил я сам, – позднее писал По приятелю. – «Морской офицер», на чьей совести было убийство (или, скорее, случайная смерть вследствие попытки сделать аборт), во всём признался; вся эта история теперь вполне понятна, по ради родственников я не должен более распространяться на эту тему».

    Ради чьих родственников – её или своих – умолчал писатель, находившийся под «общественным подозрением», остаётся загадкой.





    Понравилась статья?
    Не жадничай – поделись ею со своими знакомыми и друзьями!

    html-cсылка:

    BB-cсылка:

    Прямая ссылка:

    Этот материал также можно обсудить и на форуме

    Информация

    Неавторизованные пользователи не могут оставлять комментарии к данной статье. Для того чтобы оставить коментарий войдите на сайт как зарегестрированный пользователь, или зарегестрируйтесь.